RSS

Городской портал госуслуг

Александра Вахрушева: равнодушия библиотека не терпит

27.05.2015

За последние несколько лет библиотеки вошли в моду и изменились больше, чем Сбербанк. Теперь там есть интернет, учат иностранные языки, спорят о вкусах в читательских клубах, встречаются с живыми писателями. Там можно написать Тотальный диктант и провести одну ночь в году – Библионочь. И как всегда, там можно взять книгу, неважно — на бумаге или на флешке. Обо всех этих изменениях «Русскому миру» рассказала директор московской библиотеки-читальни имени И. С. Тургенева Александра Вахрушева.

– Как вы пришли работать в библиотеку? Мечтали ли с детства об этом?

– Никогда не мечтала и не думала. Закончила Всероссийский государственный институт кинематографии имени Герасимова по профессии «директор картины», сегодня это отделение называется продюсерским. И просто волею случая, судьбы попала в Тургеневку – тогда я ещё занималась организацией разных событий, и одно из них происходило в библиотеке. Директор предложила мне остаться и делать подобные же вещи. Это было в апреле 2004 года, но вот видите, уже 11 лет я в ней работаю.

– Как изменилась Тургеневка за эти одиннадцать лет?

– Очень многое изменилось. У нас теперь открытые фонды, появился wi-fi, изменился подход к самой работе, потому что уже многие поняли, что сегодня мало прийти в библиотеку за книгой, но ещё и важно получить какую-то информационную услугу, поучаствовать в мероприятии, событии, лекции, мастер-классе или поучить английский, французский, немецкий, испанский язык. Ну, и так далее. Библиотека наполнилась новыми смыслами, у нас появилось много новых услуг, событий, и сегодня Тургеневка — одна из ярких звёзд на культурной карте Москвы.

«Курилка Гутенберга» — это тоже ваше изобретение?

– «Курилка Гутенберга» – не совсем наше изобретение, мы были просто первой библиотекой, которая приютила её у себя. Сегодня они уже, к нашему большому сожалению, не помещаются в наших залах, у нас всё-таки достаточно небольшие залы для мероприятий, и они перешли в пространство Телеграфа, Исторического музея, где залы на двести-триста человек. Это не может не радовать, потому что «Курилка Гутенберга» — уникальный проект по пересказу литературы нон-фикшн, то есть это обмен своими впечатлениями, читательскими дневниками и прочее, и прочее. Но мы были действительно первой библиотекой, в которой это проводилось.

"Курилка Гутенберга"

Правильно ли будет сказать, что городская библиотека превращается в клуб?

– Нет, конечно. Клуб — это всё-таки немножко другое. Библиотека — это то место, где создается уникальная атмосфера интеллектуального сотворчества. Мы привлекаем людей к нашим фондам через встречи с писателями, лекции, встречи с читательскими сообществами, через возможность подключиться к электронным базам данных, воспользоваться электронными книгами, принять участие в каком-то городском событии — таком, как Ночь музеев или Библионочь, через возможность получить рекомендации по чтению и так далее. Поэтому это не клуб, это, скорее, такое интеллектуальное информационное пространство на карте города, которое меняется вслед за запросом читателя, пользователя, посетителя. В библиотеку сегодня приходят за абсолютно разным — кто-то приходит по старинке за книгой, кто-то приходит поработать, поучиться в спокойной тихой атмосфере, посидеть в зале со своими же гаджетами, книгами или ещё с какими-то материалами, а кто-то приводит своего ребёнка на лекцию о классической музыке. Это совершенно разные потребности, но это никоим образом не сводится к клубной деятельности.

Расскажите, пожалуйста, как придумали Библионочь?

– Библиотека Тургенева в мае 2011 года приняла участие в акции «Ночь в музее», и к нам пришло очень много людей. Мы сняли ролик об этом событии, и поскольку мы были одной из первых библиотек, у которых была открыта страница в Facebook, выложили его в Интернет. Со мной связался замечательный Илья Николаев, директор сетевых проектов Ассоциации менеджеров культуры, который высказал такую гипотезу: а не могли бы библиотеки, глядя на Ночь музеев, инициировать некое своё событие? Дальше мы с ним в течение девяти месяцев практически как ребёнка проектировали эту Библионочь.

В апреле 2012 года мы провели её в первый раз, кинули клич в библиотечном сообществе посредством социальной сети, и на этот призыв откликнулись наиболее активные и яркие представители сообщества по всей стране — для первого опыта это был определённый взрыв. Одной из целей, кстати, был разрыв медиаблокады, в которую попали библиотеки: средства массовой информации рассказывали о театрах, концертах, выставках, музеях — и ничего про библиотеки. Это была проблема. Но сейчас она уже отчасти решена, потому что если мы просто забьем в поисковике «Библионочь» — мы увидим количество ретрансляций события. О библиотеках никогда так много не говорили.

Получается, что всего за четыре годы вы сделали библиотеки модой?

– Ну, это, конечно, громко сказано! Я была бы поскромнее: за четыре года мы поменяли представление общества о том, что библиотека — это скучно, неинтересно, закрыто. Штамп всё равно остаётся, но уже он не настолько силён, потому что сегодня уже очень многие читатели ждут Библионочи и делают свои предложения, на сайте регистрируются инициативные группы, что меня не может не радовать. Люди объединяются между собой, сами придумывают программу, исходя из критериев акции – на каждый год у нас существует своя тема. Меняется сама модальность отношений!

Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева

Такие интересные вещи, о которых Вы рассказываете, случаются в основном в Москве или и в целом по стране в библиотеках происходит что-то подобное?

– Замечательные, прекрасные, продвинутые библиотеки в Санкт-Петербурге, и они в общей информатизации и автоматизации ушли даже вперед Москвы. Петербург сегодня имеет уже полноценный единый читательский билет. Замечательны библиотеки Казани, Волгограда, Петрозаводска — я не могу сказать, что у нас библиотечное дело стоит на месте.

А что в глубинке, в малых городах, которые не на слуху?

– По-разному. Есть библиотеки, которые являются центром местных сообществ, это как раз касается малых городов и сёл, которые защищают свои библиотеки от того, чтобы их не закрыли. Есть ситуация обратная, когда село или посёлок вымирает, и если там никого нет, то понятно, что и библиотека тоже исчезает. Но я знаю, что во многих регионах нехватку библиотек и книжных магазинов стараются заменить мобильными библиотеками, библиобусами.

У нас катастрофически не хватает и книжных магазинов тоже. Библиомобили остаются единственным звеном, которое связывает большой город с селом или маленькими населенными пунктами, они доставляют туда книги, многие библиомобили даже оснащены wi-fi, точкой доступа в интернет. Это очень важная история, особенно для регионов, где библиотечную сеть сокращают.

В сельских библиотеках антураж сейчас бедный, но библиотекари, которые возят книжки бабушкам в соседние сёла, производят впечатление увлечённых людей. Это случайность?

– Что касается библиотекарей из маленьких сельских библиотек – с одной стороны, это профессия, с другой стороны, определённое самопожертвование. Потому что с таким энтузиазмом работать за столь маленькую зарплату без внутренней мотивации невозможно. Понятно, что приходят в эти библиотеки неравнодушные люди. И вообще, что касается работы в любой библиотеке, успех чаще всего зависит от того, есть ли в команде неравнодушные к делу люди. Равнодушия библиотека не терпит. А вот увлечённые люди остаются, и здесь всегда приятно получать благодарственные отзывы от читателей, посетителей. Эмоциональный отклик невозможно ни с чем сравнить. Мне кажется, это самая большая награда.

http://russkiymir.ru/publications/190795/

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати